19 Мая, Воскресенье, 15:18, Воронеж

«Скорее всего, у вас ковид», или как наш корреспондент страдал из-за температуры и неопределенности

Мы, студенты, слышим о ковиде каждый день и надеемся, что он нас не настигнет. А что делать, если это произошло, и все симптомы указывают на «корону»? А если вы не местный: приехали из другого города учиться? Корреспондент «P.S. – 5 сов» испытал на себе все трудности, с которыми может столкнуться больной воронежский студент.


Как все начиналось: тошнота, температура, бессонница

В начале октября моя девушка, студентка 2 курса факультета ПММ ВГУ, пришла домой с пар и сказала, что у них в группе есть заражённый ковидом, поэтому их переводят на двухнедельный дистант. На следующий день она уже лежала с температурой 37,8, у нее болели голова и тело. Я понял, что дело пахнет керосином – тогда у меня еще не было проблем с обонянием. К счастью, девушка быстро пошла на поправку, а вот я вскоре захворал.

Заснул с сильной головной болью, а когда проснулся, почувствовал дикую тошноту и ломоту во всём теле. Поднялась температура. Ночь была мучительной и бессонной. Утром я нашел в интернете телефон студенческой поликлиники, куда и попытался позвонить, чтобы вызвать врача на дом. Но провисев на линии полчаса и послушав несколько раз одну и ту же музыку, я бросил это дело. В этот момент я понял, что придётся лечиться своими силами, которых у меня совсем не было.



Как я пытался получить медпомощь в «скорой»

Ещё сложнее дела обстояли с университетом: ходить на пары я не мог, поэтому нужна была справка. Обычно я, как и все нормальные люди, лечусь сам, поэтому на первом курсе не стал прикрепляться к местной студполиклинике. Будучи беззаботным первокурсником, я даже подумать не мог, что мне когда-нибудь придется в нее обратиться. И так как у меня не было карточки в студполиклинике, решил, что справку мне вряд ли дадут, даже если я в поликлинику каким-то чудом дозвонюсь. Болезнь стала смешиваться с гнетущими мыслями о том, что у меня растет количество пропусков. Тут-то и последовало решение позвонить в скорую помощь. Трубку взяли быстро, но видимо оператор рассчитывала услышать не меня.

– Вань, это ты? – женский голос был полон надежды.
— Кто? – я уже с трудом соображал.
— Ваня.
— Это скорая помощь? — в этот момент я стал сомневаться, что набрал нужный номер.
— Ах, это не ты… – в голосе слышалась явная досада.
— Не я.

Как только мы сошлись на том, что я не Ваня и никогда им не был, описал оператору свои симптомы. Она меня спросила: «Контакт с зараженными был?» Я ответил утвердительно.

С раннего утра я ждал скорую помощь, но она приехала лишь поздним вечером. Я ожидал, что сейчас в мою квартиру буквально вломится бригада медиков в противочумных костюмах и начнет спецоперацию по моему спасению, но на пороге стояла замученная женщина средних лет в одной лишь маске. Она спросила меня о самочувствии и поругала, что я не предупредил диспетчера о том, что у меня подозрение на ковид. Было видно, что из-за беспрерывной работы, врачи уже путают вызовы, потому что я был точно уверен, что предупредил.

– Либо статью тебе напишем, либо сделаем укол жаропонижающего, – медик поставила меня перед нелегким выбором.

Слово «статья» меня оскорбило до глубины души, ведь я с первого курса знаю, что статья — трудоемкий журналистский жанр. А она его собралась так вольготно «написать». Но спорить я не стал, поэтому просто согласился на укол, который, кстати, особо не помог.

Когда врач уже собиралась уходить, я спросил: «А что мне делать-то? Может, сдать тест?». На это получил ответ: «Когда спадет температура, сходи в поликлинику по месту прописки". К слову, сам я из Тольятти и идти туда довольно далеко.

Как я прикреплялся к поликлинике около входа в нее

Три ночи я выживал: без сна, с температурой 38° и сильной тошнотой. Затем мне всё же удалось самому сбить температуру. И как только это случилось, я натянул в маску и отправился в студенческую поликлинику.

На входе меня встретила медсестра, и я в красках описал, что пережил за эти дни, как я с трудом добрался до поликлиники. Но медсестру это не растрогало. Мне вынесли листочки и сухо сказали: «По приказу в этот корпус мы тебя пустить не можем, поэтому прикрепляйся к поликлинике и приходи в понедельник в инфекционный блок». Анкеты я заполнял прямо у входа, как бедный родственник. Меня боязливо обходили врачи. Но я таки сдал документы и пошел домой прикрепленный и почти счастливый.



В выходные произошло много интересного. Например, я полностью потерял вкус и обоняние. Раньше я не мог съесть маленькую дольку лимона, а теперь съедал его полностью. Нашатырь не издавал совершенно никакого запаха. Это очень странное чувство, ведь твой мозг во всю кричит: «Не нюхай это!» Но ты вдыхаешь, ничего не чувствуешь, и мозг ломается. Кстати, запахи и вкусы я не различаю и по сей день.

В понедельник, как и полагалось, я пришел в инфекционный блок, он находится по улице Кольцовской. Там принимал один врач, а нас в коридоре было примерно 15 человек. Все, разумеется, с температурой.



Просидев 6-7 часов в очереди, я, наконец-то, зашёл в кабинет. Врач выслушал мою историю, осмотрел меня и сказал: «Ну, у вас, скорее всего, ковид. Но мазок уже брать поздно, поэтому просто запишем, что вы были на карантине».

Так и прошли мои «лучшие» и «скорее всего, ковидные» две недели.

Егор ЧУВАКИН
Фото автора

0 комментариев