19 Мая, Воскресенье, 15:10, Воронеж

В шестом корпусе ВГУ студенты не могут жить «от звонка до звонка»

Там, где учатся иностранные студенты Института международного образования (ИМО) и будущие журналисты, нет звонков на занятия и перерывы.

Шестой корпус ВГУ, аудитория, давно заслуживающая ремонта, преподаватель за кафедрой читает лекцию. Краем уха ловишь хруст бумаги или легкое постукивание по клавиатуре – студенты стараются не пропустить важной информации. Иногда слышно редкие переговоры шепотом… Тишину в аудитории взрывает звонок будильника на телефоне. Это староста по просьбе преподавателя напоминает, что пришло время перерыва. И так на каждой паре.
Как получилось, что корпус, где обучают представителей «четвертой власти» и зарубежных студентов, оказался обделен звонками?
Решив, что ответ на мой вопрос следует искать в главном корпусе ВГУ, ибо слово «главный» обязывает все знать, я позвонила дежурному первого корпуса с просьбой сориентировать меня и направить с этим вопросом к кому следует.



«Вы думаете, я смогу чем-то помочь?»

Дежурный корпуса листал справочник, приговаривая: «Та-а-к, куда бы вас отправить?» В конце концов дал номер начальника отдела безопасности ВГУ Андрея Логунова. Когда я позвонила по нему, трубку сняла Людмила Николаева – начальник управления по хозяйственной работе.

Не зная, чем помочь, она предположила, что мне мог бы оказаться полезен начальник управления по эксплуатации зданий и перенаправила к Анатолию Кондаурову.

Анатолий Кондауров предположением Людмилы Николаевой был крайне удивлен, и, не находя связи между звонками и своим управлением, ответил:
— А я-то что могу здесь сделать? Не ко мне это, не ко мне.

Он продиктовал номер Александра Бухарова из отдела пожарной безопасности.
Александра Бухарова, в первую очередь, заинтересовало, кто дал его номер. Для полноты картины, я описала ему весь свой путь, проделанный от дежурного корпуса до его номера, и услышала смех в трубке:
— И что, вы думаете, я смогу вам чем-то помочь?

Поиск человека, способного решить проблему с отсутствием звонков, обещал затянуться.
— Что бы вы могли мне посоветовать в таком случае, к кому обратиться? – спросила я с надеждой Александра Бухарова и была переадресована к Николаю Брянцеву, проректору по эксплуатации зданий и капитальному строительству.

«А зачем вам вообще эти звонки?»

Николай Брянцев искренне хотел мне помочь, спрашивал, как же мы занимаемся без звонков, сочувствовал, когда я рассказывала про напоминания в телефонах, перебирал страницы справочника в поисках отдела, куда можно было бы обратиться. В конце концов он посоветовал направить мой вопрос начальнику отдела технических средств обучения (ТСО), дал номер Владимира Трифонова.

— А зачем вам вообще эти звонки, – спросил Владимир Трифонов, – за границей вон студенты без звонков занимаются. А вы в шестом корпусе кем работаете?

Услышав, что я студентка факультета журналистики, Владимир с облегчением выдохнул:
— А-а-а, ну так и учитесь, что вам эти звонки-то! И вообще, пусть деканат заявку оставит, мы заявочку получим, придем и все посмотрим. Что ж ваш комендант корпуса бездействует, раз звонки нужны? Это по ее части, а вы учитесь.

Тогда я отправилась к коменданту шестого корпуса Ольге Шумских. Когда Ольга Александровна узнала, что направил меня к ней Трифонов, то бурно выразила свое крайнее недоумение:
— Трифонов сам же сюда приходил, посмотрел и сказал, что после замены оборудования в пункте охраны, давать звонки технически невозможно. Что ж он, не помнит, что ли? Да и в ИМО у нас по другому расписанию занимаются, у них там свои звонки. Зачем их путать звонками журфака, это ж неразбериха будет.

С целью напомнить Владимиру эту ситуацию, я снова набрала его номер и получила ответ:
— Послушайте, никогда я не был в вашем корпусе! И вообще, я в данный момент в отпуске, ничем помочь сейчас не могу.

«А почему вы три года сидели молча, а сейчас решили прийти?»

«Ладно, надо узнать, как живет и учится ИМО без звонков», — решила я и обратилась в администрацию Института международного образования. Там мне объяснили, что расписание у иностранных студентов действительно отличается от нашего, и в пору, когда звонки еще давали, у ИМО звучала другая мелодия, поэтому путаницы не было, а сейчас уже третий год звонков нет и все к этому привыкли. Там же мне посоветовали обратиться к проректору по контрольно-аналитической и административной работе Юрию Бубнову, как к человеку, который с большой долей вероятности мне поможет.

Юрию Александровичу я описала в точной последовательности тернистый путь, пройденный до дверей его кабинета, и рассказала, как непросто слушать лекции и одновременно стеречь время в телефоне, спросила, почему же в нашем корпусе нет звонков, а в других есть? Бубнов слушал меня, теребя в руках справочник и поглядывая на мои туфельки, а когда я закончила рассказ, сказал:
— Я не занимаюсь этими звонками! Не занимаюсь! Еще я звонками буду заниматься! У меня кадры, а это по технической части. У нас есть служба. Вот Горбиков. Этим Трифонов должен заниматься вообще-то, но Горбиков его непосредственный начальник, вы к нему подойдите.

Меня еще раз сориентировали, и я пошла.

Кабинет Евгения Горбикова – начальника управления информатизации и компьютерных технологий – находится этажом выше.
— Евгений Анатольевич, у нас в шестом корпусе ВГУ уже три года не работают звонки, — начала я.
— А почему вы три года сидели молча, а вот сейчас решили прийти? Как вообще преподаватели ориентируются?
— Мы ставим напоминания в телефоне.

Передав слова коменданта, что данная проблема не может быть решена из-за технических особенностей, я выразила сомнение, что звонки невозможно воплотить в жизнь по причине этих самых технических особенностей. Евгений со мной согласился.

Следующий вопрос начальника управления информатизации и компьютерных технологий немного насторожил:
— А пожарное оповещение у вас в корпусе работает же?
— Но оно же не может не работать, разве нет, Евгений Анатольевич? – с надеждой спросила я.
— Ну, я тоже думаю, что оно не может не работать.

Преподаватели и студенты рассказали, что в семестре два раза срабатывала система пожарного оповещения – объявлялась учебная тревога. Так что система оповещения исправна.

Евгений Горбиков пообещал, что проведет проверку, переговорит с деканом факультета журналистики и о результатах мне сообщит. Также предположил, что к новому учебному году эта проблема будет решена.
Да, я забыла сказать, что все вышеперечисленные встречи случились весной. И вот пролетело лето и наступила осень 2023 года.

«Не все так просто»

Выждав достаточно времени для того, чтобы улеглась суматоха, связанная с началом нового учебного года, я снова отправилась к Евгению Горбикову.

— Ну, что я могу вам сказать, узнавал я, что там в шестом корпусе с технической частью относительно всего этого, и дело в том, что есть определенные проблемы с разводкой. А еще у вас же с ИМО разный график звонков.

Здесь я аккуратно напоминаю, что несколько десятков лет у ИМО и журфака не было с этим проблем, потому что начало и окончание их занятий обозначалось разными мелодиями.

— Не знаю про мелодию. Но это ж получается, нужно делать две разводки, чтобы иностранные студенты не путались, а иначе это неразбериха.

Вопросительно поднимаю брови, но Евгений Анатольевич предвосхищает мой вопрос:
— Нет, я не скажу, что это технически невозможно. Вероятно, возможно. Это надо смотреть. Не так все просто. Да и вообще, здесь нужна воля. Например, декана факультета журналистики и директора ИМО. Нужно проводить проверку, рассчитывать техническую часть. Для этого нужен запрос. Я пообщаюсь с вашим деканом, узнаю, что по этой теме он думает… Но я уже предвосхитила результаты этого общения. Мне удалось поговорить с деканом факультета журналистики Владимиром Тулуповым об этой проблеме в корпусе № 6 сразу после июньской встречи с Горбиковым: декан не увидел в отсутствии звонков никакой проблемы ни у нас, ни у ИМО.

Что ж, пройдя сей тернистый многоступенчатый путь, в какой-то момент я уже и сама начала сомневаться: а действительно нужны ли нам эти самые звонки? Может, и не нужны? И проблемы как таковой нет? Но неуверенные голоса, а иногда и растерянные лица, всех моих собеседников помогли сделать вывод: звонки скорее всего нужны. А еще нужна эта самая воля и решительность, покруче чем у меня.
Помните, как там: «По ком звонит колокол…», точнее звонок? Он, веселый и переливчатый, серьезный и монотонный, звонит не только для учителя, для всех нас звонит. Отдыхайте, друзья. Учитесь, друзья.

Эльвира МЕЖИДОВА

0 комментариев